Послевоенные будни Луганска

Луганская народная республика возвращается к мирной жизни. Размашистые баннеры по всему Луганску гласят: «Отстояли свободу, построим республику». На ранее безлюдных улицах уже появляются автомобильные пробки, открыты десятки магазинов, а в ресторанах можно заказать «Хеннеси». Большинство луганчан полгода сидят без денег, а промышленным предприятиям так и не удалось запуститься.

Днем центральные улицы Луганска не отличаются от российского областного городка: одна за одной летают маршрутки, много таксистов, гуляют студенты и школьники, кипит жизнь рынка, в каждом квартале точки фастфуда. Дорожные рабочие начали закладывать плиткой дыры от «Градов» и бомбардировок на главной магистрали — улице Оборонной.

В открытых кафе и ресторанах столы чаще пустуют, несмотря на смешные по нынешним российским меркам цены: порция «Хеннеси ХО» — 80 грн (чуть больше 200 руб.), мясная сковородка — 50 грн (140 руб.), тарелка с нарезкой, в том числе хамоном, — 80 грн, тирамису — по 25 грн (70 руб.), бутылка крымского или грузинского вина — 110 грн (300 руб.), большой стейк — 40 грн (110 руб.).

Владельцы заведений откровенны: деликатесы и элитный алкоголь остались с довоенных запасов. Пытались делать завозы с украинской стороны, но с недавнего времени их не пропускают армейские блокпосты. Если будут ездить за продуктами в Россию, цены здорово подскочат.

Для ополченцев и местных жителей, полгода почти не получающих выплат, такие цены кажутся заоблачными. Несколько раз приходилось видеть, как ополченцы, придя группой в кафе, вынуждены были ретироваться после знакомства с меню.

«На этой неделе мы завершаем выплату пенсий по «первому кругу» на таких территориях, как Алчевск, Ровеньки, Свердловск, Первомайск, Антрацитовский, Славяносербский, Перевальский районы», — сообщила на аппаратном совещании в конце февраля министр труда и социальной политики ЛНР Светлана Малахова.

Это значит, что с сентября пенсионеры народной республики только однажды получили выплату 1,8 тыс. грн (5 тыс. руб.). Для стариков, не ездивших за пенсиями на украинскую сторону, эта выплата стала единственной денежной поддержкой с июля. Но и новые пенсии не всегда дают деньгами.

«С 5 марта мы возобновляем выплатные периоды. При этом планируется применение комбинированной системы, то есть материальная выплата и выдача гуманитарной помощи», — уточнила министр.

Не лучше положение у бюджетников. На днях педагоги Луганска начали получать половину зарплаты за октябрь. В районах учителя и врачи не видят и этих денег.

Вместе с тем цены на продукты в ЛНР выросли до российских. Бензин же в среднем стоит 25–30 грн за литр (70–80 руб.).

В магазинах есть практически все, от хлеба и мяса до пирожных. Говядина продается по 120 грн (330 руб.), пакет сметаны Донецкого молкомбината — 18 грн (50 руб.), бутылка подсолнечного масла — 30 грн (80 руб.), буханка хлеба — 8 грн (чуть больше 20 руб.), килограмм макарон — 12 грн (32 руб.), полкило вареников — 17 грн (47 руб.). Проезд в маршрутках — 3 грн (меньше 10 руб.).

Главной торговой сетью ЛНР стали супермаркеты «Народный» — украинские АТБ. Любопытно, АТБ осталось даже в ставшем российским Симферополе, но в Луганской народной республике магазины национализировали. По слухам, их контролирует глава республики Игорь Плотницкий через доверенное лицо Людмилу Рублевскую. Местные жители и ополченцы жалуются, что через «Народный» идет торговля гуманитарной помощью. Причем по следующей схеме: поступившую в Луганск «гуманитарку» продают в магазинах, например, Краснодона или другого города, и наоборот.

Поэтому на полках «Народного» порой попадается даже собственная продукция таких российских сетей, как «Лента» или «Магнит».

Помимо торговли (полгорода кормится на рынке), коммунальных служб и администрации, работы почти нет. Безработные мужчины идут в таксисты, но из-за подскочивших цен на бензин зарабатывают только на еду: поездка по Луганску стоит 30–50 грн (80–140 руб.), за город — можно сторговаться по 5 грн (14 руб.) за километр.

Местные газеты пишут, что недавно остановилось крупное предприятие «Лугансктепловоз» из-за невозможности доставить немецкие и американские двигатели и комплектующие, которые в России не выпускают. Шумиху вызвала публикация в российских СМИ информации о переезде в Воронеж завода «Маршал», поставляющего шаровые краны «Газпрому», «Роснефти», «Нижнекамскнефтехиму», «Башнефти» и другим российским компаниям. В официальной газете ЛНР «XXI век» гендиректор Сергей Обратенко заявил, что предприятие не закроют, принято решение о создании «дополнительной производственной площадки на территории индустриального парка в Воронеже».

Между тем источники в правительстве республики сообщили «Газете.Ru» об активном вывозе оборудования предприятия на территорию России.

О возвращении к нормальной жизни свидетельствуют и прекратившиеся перебои с электричеством. Свет и еле теплые батареи в квартирах луганчан есть. Вода идет тоже, но она мутно-белого цвета, в кружке заваренного чая плавают хлопья хлорки. В таких условиях повышенным спросом пользуется бутилированная вода.

Еще один признак мира — появление нескольких республиканских газет, ведь еще осенью выходил только «XXI век». Сегодня в ларьках продают профсоюзное «Единство», столичную «Жизнь Луганска», газету объявлений «Экспресс-новости» и эксцентричное издание народной милиции ЛНР «Воин Святограда». В последнем авторы статей чередуют рассуждения в духе лингвистических изысканий сатирика Михаила Задорнова с натуралистичными описаниями пыток «украинскими нелюдями». Так, в номере за 27 февраля приводится подробный рассказ некой Веры — сожительницы ополченца, проведшей несколько дней в подвале принадлежавшего еще украинцам Дебальцево. «Меня же пять ночей подряд за волосы тащили в каптерку, где уже ждала четверка пьяных извергов. Там я выполняла все их животные фантазии, которые могут прийти только сумасшедшим извращенцам… Достал опасную бритву и начал резать мне ягодицы по горизонтали… после этого перевернул на спину, и начал бритвой полосовать мне грудь и лицо», — это еще не самые страшные из напечатанных «Воином Святограда» воспоминаний.

К слову, несколько разворотов местных газет были посвящены убийству оппозиционера Бориса Немцова. Естественно, с выводами про «сакральную жертву» и попытку устроить в Москве русский «майдан».

Отсутствие денег и взлетевшие цены — самые обсуждаемые темы в Луганске. Местные жители озабочены поиском пропитания, продолжая поддерживать майский референдум и отделение от Украины: они не могут простить летние месяцы, когда город жил под обстрелами, продолжая надеяться на то, что Россия их все-таки примет.