Нас бьют, а он крепчает: загадка роста путинского рейтинга

Нас бьют, а он крепчает. Год тому назад Владимир Путин решил положить конец победному шествию НАТО на восток и вступил в острый конфликт с Западом. Не в последнюю очередь из-за этого конфликта уровень жизнь в России если не рухнул, то ощутимо просел. Курс рубля к доллару конца зимы 2014 года ныне воспринимается как недостижимая мечта. Все вокруг говорят об увольнениях и сокращениях. Страх перед будущим стал доминирующим настроением в обществе.

И вот простые российские граждане — те самые люди, чей образ жизни так сильно поменялся не в лучшую сторону - вынесли свой вердикт свой вердикт Владимиру Путину. «Левада-центр» - независимая социологическая организация, чьи руководители и сотрудники в своей массе относятся к ВВП резко отрицательно. Но даже этот антипутинский «барометр» показывает: уровень поддержки Владимира Владимировича достиг отметки в 86%. Для справки: в феврале прошлого года, по данным « Левада-центра», этот же самый показатель составлял 69%.

«Ты ничего не понимаешь! Эта цифра в 86% некорректна! Обстановка в стране такова, что люди просто боятся правдиво отвечать незнакомому человеку на вопрос об их отношении к президенту!» - кричит мне мой друг-либерал из соседнего кабинета.

Что ж, если заменить в предыдущем предложении слово « люди» на словосочетание «некоторые люди», то я, пожалуй, готов частично согласиться с такой позицией. Не все рождены, чтобы быть макаревичами. Выработанные за царский и советский периоды нашей истории рефлексы никуда не исчезли. Некая доля из этих 86%, скорее всего, действительно основана на страхе публично сказать что-нибудь не то, а вовсе не на горячей любви к курсу ВВП.

Некая доля — но не основная доля. Запад занял по отношению к России крайне агрессивную, непримиримую и несбалансированную позицию. Соответственно, тезис «сдаваться ни в коем случае нельзя» стал популярен даже среди тех, кто откровенно устал от долгого правления Владимира Владимировича. Полно в России и людей другого склада - граждан, которые «жаждут бури», которые выросли в условиях лобового противостояния с Западом и рады, что это противостояние вернулось.

Впрочем, копаться в причинах роста путинского рейтинга — занятие, с моей точки зрения, не очень продуктивное. Гораздо полезнее подумать о возможных политических последствиях сохранения высокого уровня поддержки президента в нашем царстве-государстве.

В либеральных кругах российского общества градус ненависти к Путину уже давно достиг точки кипения. Политика Кремля по отношению к этим кругам уже давно сводилось к одному принципу: насмешливое и презрительное игнорирование. Кремль осознанно работал на другие аудитории и, как показывают результаты опроса «Левада-центра», не прогадал — во всяком случае, с точки зрения продвижения своих политических интересов.

Высокий уровень поддержки в стране также развязывает Путину руки в сфере внешней политики. Если бы давление со стороны США и ЕС привело к внутриполитической дестабилизации в РФ, у ВВП были бы стимулы пытаться договориться с Западом на любых условиях. А раз никаких признаков внутриполитической дестабилизации не наблюдается, то и у Путина нет стимулов идти на те уступки, которые, с точки зрения наших национальных интересов, являются избыточными.

Это обстоятельство дает некоторые основания для осторожного оптимизма. Нынешнее состояние отношений между Россией и Западом является абсолютно ненормальным. Рано или поздно нам всем придется выйти на новые компромиссные условия взаимного сосуществования. Но вот какими именно будут эти условия? Чьим интересам будет больше отвечать «взаимовыгодное соглашение»? Глубинный смысл происходящего сейчас на международной арене бодания заключается именно в «контактном нащупывании» ответов на эти вопросы.

Как человек, желающий успеха своей стране, я рад, что в руках президента России есть такая козырная карта как высокий уровень внутриполитической поддержки. Но эта моя радость перемешана с опасениями: сумеет ли ВВП грамотно распорядиться теми козырями, что у него есть? Не пропустит ли он тот момент, когда надо будет остановиться и пойти на компромисс?

За последние двенадцать месяцев Путин не оставил почвы для сомнений: он не боится раз за разом поднимать ставки в исключительно рискованной внешнеполитической игре. Но готовность поднимать ставки не равнозначна выигрышу. Для того, чтобы победить, требуется и кое-что еще.

Я очень надеюсь, что Владимир Владимирович полностью отдает себе в этом отчет. Рассчитываю я и на то, что он не воспринимает свой высокий рейтинг как абсолютный карт-бланш. Российская Федерация — страна с очень высоким запасом прочности. Но этот запас не бесконечен. Путин обязан вернуть корабль под названием « Россия» в какую-нибудь хотя бы относительно тихую политическую гавань.

Обязательно произносимая политиками фраза «ваше доверие налагает на меня огромную ответственность» - это не просто клише, а клише самого дурного толка. Но клише — это совсем не обязательно неправда.